Молдаване бегут с чужбины домой, оставшись без работы

Согласно данным, опубликованным пограничной полицией, тысячи молдаван из-за границы вернулись на родину после чрезвычайного положения. В последние недели волна ненависти обрушилась на этих людей.

Многие говорят, что те, кто вернулся, являются лишь гастарбайтерами, которые не имеют отношения к серьезным людям в диаспоре. Правительство призвало их оставаться там, где они находятся, опасаясь увеличения числа случаев заражения COVID-19, пишет regional.md

Десятки рабочих вернулись со строек  или из закрытых из-за карантина ресторанов и отелей: каменщики, ремесленники, официанты, горничные.

Они вернулись, напуганные тем, что происходит в странах, где они работали, или просто потому, что потеряли все за одну ночь. Молдаване, как правило, живут по несколько человек в квартире. Трудно оставаться в чужой стране (психологически и финансово), когда другие, находящиеся рядом с вами, уезжают.

Люди, вернувшиеся из-за границы, рассказывают свои истории:

Алеся Мокану, Чимишлия – работник ресторана

“Я была в Италии с декабря, работала в ресторане. С 10 марта нас, как и всех остальных, заставили уйти на карантин, мой трудовой договор был расторгнут … У меня не было работы, я осталась без денег, и мне пришлось занимать, чтобы заплатить за квартиру и еду. Я оказалась в очень сложной ситуации, одна, и никто не мог мне помочь. Я непрерывно звонила в консульство в течение 3 недель, чтобы мне помогли вернуться домой, и ответ всегда был один и тот же – ждать.

Я звонила каждый день, они отвечали, что есть список ожидания: “Что вы хотите, доамна, вас много, ждите своей очереди”. Хотелось плакать, кричать, я была в отчаяние.

В Италии в аэропорту все было хорошо, спокойно, я не могу сказать ничего плохого. Пока я не прибыла в аэропорт Кишинева. Я приземлилась в 19:10 вечера и вышла из самолета в 21. Персонал не был обучен вообще.

Во время полета, имея проблемы с сердцем, я попросила у стюардессы стакан воды, но получила в  ответ: “У нас нет даже для персонала, мы не можем дать вам”. Рядом со мной сидела женщина, она была беременная, на 7-м месяце, очень хотела пить. Тогда я решила попросить еще раз, но на этот раз подошла к стюарду, он принес мне стакан воды через 10 минут. Я поделилась с беременной.

Приземлившись в родной Молдове, я думала, что наконец все закончилось, но, к сожалению, этого не произошло. Нас продержали в самолете 2 часа, потому что такова процедура. Не было и речи о соблюдении расстояния в один метр. Мы все ждали, чтобы пойти вниз и заполнить побыстрее декларации.

Многие друзья из-за границы все еще ждут своей очереди на возвращение, им негде жить, потому что у них нет денег, чтобы платить за жилье, и они тоскуют по дому, но никто не помогает им. Я провела месяц запертой в доме, который не твой, но за который надо платить.

Карантин – это хорошо, лучше когда он дома, а не среди незнакомцев, которым нечего есть.

Я понимаю, что люди в стране напуганы, но мы не все больны, многие не жили там в “красных” районах.

Я хотела бы остаться дома, но где я могу работать? Что мне здесь делать? Я бываю там два или три месяца, зарабатываю деньги, возвращаюсь, и мы их тут тратим. Если бы у меня была работа дома, с прожиточным минимумом, я бы без проблем осталась дома.

Сейчас я каждый день звоню доктору и говорю, какая у меня температура. Слава Богу, я в порядке и у меня нет симптомов, но я уважаю 14-дневный срок изоляции. Я одна в доме, и я никого не видела с тех пор, как приехала. Мама живет рядом, я вижу ее из окна.

Мира из Бельц

“Я даже не успела поработать ни дня. Я прибыла в Италию 7 марта и думал, что найду что-нибудь для себя, потому что у меня было несколько предложений, но начался карантин. К счастью, у меня было, где остановиться, потому что у меня было соглашение на некоторое время, пока я не найду работу.

После всего этого я позвонила в консульство. Я бы сказала, что в отличие от других людей, посольство отреагировало на меня очень хорошо. Но меня не устраивает авиакомпания, с которой я вернулась в страну, меня не устраивает стоимость билетов, обязательство оплатить полис немедленно. Меня не устраивают стюардессы, которые вообще не были организованы, а на просьбу сделать заказ в самолете, мне ответили так: “Вы о чем-нибудь думаете?”. С билетом за 230 евро, без стакана воды, и я еще ничего не думаю?!

Все было хорошо организовано в Италии. Когда мы купили билет, нас уведомили о покупке полиса. Хорошо, я заплатила 4056 леев. В самолете бортпроводники сообщили нам, что те, у кого уже есть оплаченный полис, не должны заполнять декларацию под свою ответственность, что в течение 72 часов я обязана оплатить этот полис. Когда мы приземлились, пограничники сказали нам, что те, у кого есть полис, и те, кто его не оплатил,  должны заполнить декларацию. Из-за этого я оставалась в самолете после приземления в течение еще 2 часов в страшной жаре.

Я рада, что наши молдаване были очень сплоченными. Честно говоря, я не ожидала, что это произойдет. Есть много людей, которые создают группы на Facebook и предлагают помощь нашим согражданам. Молодцы! У итальянцев я не видела страха, они осторожны, они спокойны, я думаю, что они думают о том, какой будет их страна после всего этого, но они не показывают страха”.

Виолетта Цуцуляну, Леово – продавец-консультант

“Я вернулась 25 марта из Германии. Всего я работала полтора года, но с перерывами. Мы уехали на 3 месяца, вернулись в Кишинев на месяц-два и снова уехали. Я работала продавцом косметики в торговых центрах, на косметических стендах. В последнее время было очень мало людей в торговом центре, соответственно, и мало продаж. 19 марта администрация торгового центра приняла решение приостановить его деятельность до 19 апреля, после того как в нашем городе было обнаружено 8 случаев заражения коронавирусом. Я работала с польской визой, то есть, трудовой договор не позволял мне запрашивать материальную помощь в течение периода карантина, и я приняла решение вернуться домой. Работодатель вздохнул с облегчением, когда мы уехали.

Я вернулась самолетом, но не чартерным рейсом, утвержденным правительством. Я летела рейсом Амстердам-Бухарест-Яссы. После того как я позвонил в консульство во Франкфурте, они очень неоднозначно отреагировали на меня, и я решила искать другое решение, кроме как ждать помощи посольства. Я попала в Бухарест 25-го. В этот день президент Румынии одобрил введение новых правил. Рейс в Яссы был отменен, в аэропорту Отопень меня встретили несколько человек, и я присоединилась к группе молдаван, у всех нас были только биометрические паспорта. Сотрудник посольства Румынии собрал наши паспорта, составил список и подписал его. Нам не разрешили покинуть транзитную зону, пока мы не нашли транспорт до таможни Албица. У меня было только 50 евро в кошельке, они заставили нас оплатить наш путь из аэропорта до таможни, который обошелся в 60 евро на человека после переговоров с таксистами. У кого не было денег, должен был остаться в аэропорту, пока не найдет денег. Нас было в общей сложности 12 молдаван, мы сели в 3 такси, нас сопровождала полиция и машина из посольства до таможни.

Во время поездки нам вообще не разрешали выходить из машины. Они должны были убедиться, что мы покинули Румынию.

У входа на таможню мы подождали минут 15, пока человек, который нас сопровождал, не поговорил с таможенниками. Они пропустили нас, мы перешли пешком Албицу и Леушены. Честно говоря, я чувствовал себя главным героем боевика с элементами фильма ужасов.

Я понимаю опасность, с которой мы сталкиваемся, но я думаю, что нужна солидарность. Поверьте мне, те, у кого там хорошая ситуация, безопасная работа, дом, государство оказывает им материальную помощь, в Германии им дают 70% от зарплаты, но те, кто находится в ситуации, похожей на мою, не могут остаться, у них просто не на что жить.

Олеся Архирий, Флорешты – сиделка у пожилых людей

“Я жила в Вероне. Уехала из Молдовы в начале февраля. Когда объявили чрезвычайное положение,  я осталась без работы и денег на 1 месяц и 2 недели, пока меня не включили в список запланированных рейсов.

Процедура шла очень тяжело, я позвонила в консульство Молдовы в Падуе, и они сказали мне заполнить анкету с личными данными, затем через 1 неделю мне позвонили и спросили, в каких условиях я нахожусь. Я ответила, что у меня нет денег на еду и на жилье, дама в посольстве сказала мне подождать. Позже, через неделю, мне сообщили, что меня включили в список, и я смогу улететь домой.

Я ухаживала за стариком, но его дети сказали, что больше не нуждаются в моих услугах, потому что они сами остались без работы.

Для тех, кто сейчас за рубежом, это очень сложный период. Люди пишут мне и просят дать информацию о том, как добраться до дома.

Италия теперь выглядит как страна, которая застыла на месте. Грустно, все грустны и строго следуют всем правилам.

Я пережила очень трудное время и думаю, что не вернусь туда. Я остаюсь в стране, я медсестра и буду работать в Молдове.

На данный момент я нахожусь в изоляции в своем доме. У меня двое детей, но я их еще не видела. Дети остаются с моими родителями”.

Scroll Up